Формирование 18-й дивизии народного ополчения Ленинградского района города Москвы

Формирование 18-й дивизии народного ополчения Ленинградского района города Москвы

Огневые сороковые годы. Много о них уже написано и еще будет написано, потому что тема ратного подвига неисчерпаема. Яркую страницу в историю войны вписали трудящиеся города-героя Москвы.

Хотелось бы окунуться в прошлое и узнать, как проявила себя в сражениях 18-я дивизия народного ополчения, которая формировалась в Ленинградском районе города Москвы…

Июнь 1941 года…

Только что закончились выпускные экзамены в школах. У студентов все переживания еще впереди: набирала ход экзаменационная сессия, выпускники защищали свои дипломные проекты, шла подготовка к выезду студентов на производственную практику…

Правительственное сообщение о вероломном нападении фашистской Германии, переданное по радио в 12 часов дня 22 июня прозвучало для всего народа, как сигнал боевой тревоги.

С каждым днем Москва приобретала новые черты прифронтового города. Она становилась все строже и суровее.

В Ленинградском районе города Москвы начала формироваться 18-я дивизия народного ополчения. Уже к вечеру 4 июля 1941 года в комиссию по ее формированию поступило свыше 7500 заявлений, в том числе с заводов: Второго часового - 250, имени Менжинского - 240, имени Осавиахима - 160, «Изолятор» - 20, с фабрик «Большевик» - 200, «Ява» - 70, из Авиационного института - 350 и т.д. Среди подавших заявления было много как юношей, так и девушек – студентов и школьников старших классов. «Как я могу спокойно сидеть, если мои товарищи идут защищать нашу родину?» - так говорили даже 14-ти летние подростки. Так, в дивизию вступил целый курс студентов Художественного института имени Сурикова со своим преподавателем Чегодаевым. В состав дивизии влились три батальона, сформированных в подмосковных районах: Красногорском, Дмитровском и Куровском. В Красногорский батальон был записан целый класс выпускников, окончивших среднюю школу в июне 1941 года, вместе со своими учителями С.А. Хазиным, И.О. Филатовым, К.М. Килинским.

Одним из зданий, в котором шло формирование народного ополчения, было и здание нашего Лицея по адресу улица Беговая, дом 9. Сейчас на этом здании расположена мемориальная доска, которая напоминает нам, школьникам, о тех суровых днях.

Почти весь состав политотдела и многие политруки рот были укомплектованы за счет профессорского - преподавательского состава кафедр общественных наук высших учебных заведений района: Московского авиационного института, Института советской кооперативной торговли, Пищевого института, Института иностранных языков и Художественно - промышленного училища.

Штаб 18-й дивизии народного ополчения находился в здании гостиницы «Советская», о чем сегодня напоминает мемориальная доска на ее здании: «Здесь в суровые дни Великой отечественной войны (июль 1941 года) была сформирована 18-я дивизия народного ополчения Ленинградского района города Москвы, которая за доблесть и геройство, проявленные в боях с немецко - фашистскими захватчиками, была преобразована в гвардейскую, награждена правительственными наградами и получила почетное наименование «11-я гвардейская Городецкая ордена Ленина, Краснознаменная, ордена Суворова стрелковая дивизия». Первым командиром дивизии был полковник П.К. Живалев, а комиссаром А.М. Орлов. Начальником штаба дивизии был назначен полковник В.И. Вепре - участник гражданской войны. Перед войной он преподавал военную тактику в академии. Начальником политотдела дивизии был назначен М.Ф. Шмидт, профессор кафедры марксизма-ленинизма Автодорожного института, заведовавший группой лекторов Ленинградского райкома.

30 сентября 1941 года приказом наркома обороны дивизия была зачислена в состав кадровых войск и стала именоваться 18-й стрелковой дивизией.

В самом центре района Беговой, на пересечении Ленинградского проспекта и Скаковой улицы весной 2016 г. был заложен камень, на месте которого, жители Москвы установят памятник, посвященный воинам 18-й дивизии народного ополчения Ленинградского района города Москвы.

Переименование 18 дивизии народного ополчения в 11-ю гвардейскую стрелковую дивизию

Между тем угроза вторжения росла, враг приближался к столице все ближе и ближе. В эти тяжелые дни вступила в смертельную схватку с врагом и 18-я дивизия, вошедшая накануне начала операции «Тайфун» в 32-ю армию Резервного фронта. С утра 3 октября 1941 года дивизия приступила к занятию назначенного рубежа в излучине Днепра - в районе деревень Волочек, Каменец, Обледы. Полоса обороны составляла 25 километров.

Четверо суток ополченцы дивизии сдерживали противника на рубеже в верховьях Днепра. Без поддержки артиллерии и танков, не говоря уже об авиации, они стойко отбивали яростные атаки немецко-фашистских полчищ, рвавшихся к Москве. Силы были слишком неравные, и дивизия вместе с другими соединениями 32-й армии оказалась в окружении. С трудом, но командованию все-таки удалось собрать разрозненные и обескровленные части и подразделения дивизии, и в соответствии с полученным приказом она продвигалась в направлении Гжатска. Несколько дней шли буквально параллельно с противником: он по шоссе, дивизия - по лесным дорогам. Однажды ночью в лесу, недалеко от станции Туманово, что в нескольких километрах от Гжатска, разведчики дивизии встретились с колонной. Оказалось, что это выходит из окружения управление и штаб 16-й армии во главе с К.К. Рокоссовским. Он отдал приказ о подчинении 18-й дивизии своей 16-й армии. 11- 12 октября 18-я дивизия завершила выход из окружения.

Вспоминая о тех днях, бывший командующий артиллерией 16-й армии маршал артиллерии В.И. Казаков писал: «18-я дивизия с честью выполнила задание. Она разгромила противника, захватила 4 орудия, несколько пулеметов и обеспечила выход войск. Под прикрытием частей дивизии штабные колонны, миновав Уваровку, в районе который враг выбросил десант, подошли к Бородино».

20 октября 18-я дивизия получила задачу выйти на рубеж Скирманово, что в 25 километров западнее города Истра, и задержать противника. На следующий день она заняла оборону на рубеже Сычи, Щелканово, Ивойлово, Филатково, Горки, Ново-Рождественно, Буланино. Справа оборонялась 316-я стрелковая дивизия генерала И.В. Панфилова, слева - 78-я стрелковая дивизия полковника А.П. Белобородова. В соседстве с этими прославленными соединениями 18-я дивизия вступила в великую битву непосредственно за столицу нашей Родины.

Октябрьские бои показали, что план окружения Москвы с северо- запада, со стороны Волоколамска, не удался. «Тайфун» явно сбавил скорость, но положение на волоколамском направлении серьезно осложнилось. Угроза Москве возросла. Немецкая 10-я танковая дивизия захватила населенные пункты Агафидово, Козлово и Скирманово.

Скирманово расположено на западных скатах господствующей над всей округой высоты с отметкой 260,4. С нее даже в непогоду на десятки километров как на ладони видны леса, населенные пункты, дороги. Гитлеровское командование, оценив значение этой высоты, превратило Скирманово и особенно высоту 260,4, где размещалось кладбище, в сильно укрепленный пункт. Немцы нависали с юга над автомагистралью Волоколамск-Истра-Москва. «Они не только простреливали ее артиллерийским огнем, - пишет в своих воспоминаниях Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский, - но и могли в любое время перехватить и войти в тыл основной группировки нашей армии на этом направлении».

Разведка доказывала, что в Скирманово немцы готовили как плацдарм для своего прорыва на Волоколамское шоссе и выхода к Москве. В тылу их обороны подтягивались крупные силы, в деревне и за высотой находилось большое количество танков, многие из них закопаны в землю и превращены в доты. Противник продолжал стягивать в этот район новые пехотные и танковые соединения.

В течение всех последних дней октября и в начале ноябрь 18-я дивизия пыталась овладеть Скирманово, но все ее попытки оказались безуспешными. Неудачный исход боев показал, что воинам дивизии еще не хватало воинского умения выбивать врага с укрепленных позиций. Поэтому было принято решение основательно подготовиться, тщательно все спланировать и нанести удар. 7

Командующий 16-й армией К.К. Рокоссовский принял решение: 18-й дивизии с 50-й кавалерийской дивизией генерала И. А. Плиева и 1-й гвардейской танковой бригадой полковника М. Е. Катукова при поддержке 523-го пушечного, 289-го, 863-го, 694-го противотанковых полков и трех дивизионов гвардейских минометов нанести удар по обороне противника не в лоб, а в обход и овладеть населенным пунктом.

12 ноября после сильной артподготовки дивизия перешла в атаку и после жестоких, кровопролитных боев 13 ноября овладела селениями Скирманово, Козлово, а 14-го и Агафидово. В этих боях действиями 18-й дивизии руководил ее новый командир - Петр Николаевич Чернышов, полковник, вскоре ставший генерал-майором.

Как вспоминал впоследствии К. К. Рокоссовский: «Разгром немецко- фашистских войск в районе Скирманово был полный. 10-я немецкая танковая дивизия, предназначавшаяся для перехвата Волоколамского шоссе, с большими потерями откатилась далеко назад. На поле боя осталось 50 подбитых и сожженных танков, много оружия вплоть до 150-мм минометов, сотни автомашин. Бой за Скирманово был первым наступательным победным боем дивизии. Он показал, что мы можем бить и побеждать коварного и до зубов вооруженного врага, если по-настоящему овладеем искусством современной войны. Успех скирмановского боя объясняется не только умелым тактическим маневром, не только участием сравнительно большего количества войск, но и высоким патриотическим подъемом, которым были охвачены воины дивизии».

В середине ноября противник возобновил наступление на Москву. На узком участке фронта он сосредоточил 5-ю и 10-ю танковые дивизии и моторизованную дивизию СС «Рейх».

18-я стрелковая дивизия в течение четырех дней успешно отражала неистовый натиск врага и отошла с занимаемых позиций лишь по приказу командарма. В период с 19 по 24 ноября она отразила 17 вражеских атак пехоты и танков, а один ее полк в течение 5 дней вел бой в окружении в поселке Румянцево Истринского района. В дальнейшем, ведя упорные бои последовательно на рубежах Румянцево, Ядремено, Савельево, Лужки, Бужарово, дивизия была отведена за реку Истру.

26 ноября 1941 года, прикрывая отход 365-го стрелкового полка, личный состав химического взвода полка в составе 36 человек под командованием младшего лейтенанта Николая Семеновича Кульчицкого, вооруженный только винтовками, противотанковыми гранатами и бутылками с горючей смесью, вступил в неравный бой с 40 танками 10-й танковой дивизии у деревни Ефимоново, что в 5 километрах севернее Истры. В том бою было подбито и сожжено 20 танков, а остальные отошли. Преградив путь врагу на Москву, весь личный состав взвода пал смертью храбрых. На месте этого боя ныне установлен памятный знак, обсаженный 36 березками по числу погибших бойцов. После длительной работы в архиве все 36 фамилий всех героев были установлены и увековечены надписями на плитах. 8

После тяжелых боев за Еремеево, Бакаево и Дедово-Талызино 18-я дивизия во взаимодействии с соседними 8-й и 9-й гвардейскими дивизиями остановила наступление танковых дивизий врага на рубеже Крюково, Баранцево, Брехово, восточнее Шемотково. Это был последний рубеж обороны 18-й дивизии под Москвой.

В ходе ноябрьских боев под Москвой 18-я дивизия нанесла противнику ощутимые потери: до 4500 гитлеровцев было убито, уничтожено 57 танков, 40 орудий и минометов, свыше 30 пулеметов, около 50 автомобилей и 50 мотоциклов. Захвачено 4 танка, 3 орудия, 4 мотоцикла, до 500 снарядов и свыше 40 тысяч патронов.

Контрнаступление 18-й дивизии началось 6 декабря 1941 года. Она овладела Бакеевым, Горетовкой, Жилином, Дедово-Галызином, Хованским и Еремеевом и во взаимодействии с соседями справа и слева в ожесточенных боях нанесла поражение частям 5-й танковой и моторизованной дивизий СС «Рейх», отбросив их к 12 декабря за реку Истру.

Отступая под ударами советских войск, немцы усиленно минировали деревни, просеки, перекрестки дорог, и части дивизии на первых порах несли большие потери. Реку Истру с ходу форсировать не удалось. Обороняясь на реке, гитлеровцы уничтожили все переправы, а берег облили водой, в результате чего при 30-градусном морозе он превратился в неприступную ледяную гору. К тому же фашистами была взорвана плотина Истринского водохранилища. Мощные потоки, достигавшие двухметровой высоты, и небольшая река Истра образовали вдруг 60-метровую бушующую преграду.

Саперы соорудили переправу, и под прикрытием артиллерии и минометов подразделения и части дивизии начали переправляться на западный берег. На одной из них, под деревней Никулино, 15 декабря совершил героический подвиг боец 365-го стрелкового полка комсомолец Тимофей Лаврищев. В самый разгар переправы, когда на плотах находились орудия и более сотни людей, немецким снарядом был перебит трос. Бросившись в ледяную воду Лаврищев подхватил конец троса и, с неимоверным трудом доплыв до противоположного берега, передал его саперу Власову. Но тут разорвался второй снаряд, и Лаврищев, обессиленный и окоченевший, погрузился в пучину реки. Так, ценой собственной жизни он спас многих своих однополчан и обеспечил условия для успешного форсирования воинами дивизии реки Истры.

Преодолевая глубокий снег и бездорожье, в метель и трескучие морозы, часто волоком таща пушки и пулеметы, нередко голодные, без горячей пищи, ополченцы преследовали захватчиков и беспощадно громили их. Враг пытался закрепиться на реке Пряди, но был отброшен.

К концу наступательных действий под Москвой 18-я дивизия освободила 47 сел и деревень и уничтожила 17 тысяч солдат и офицеров противника. Немцы потеряли 43 танка, 44 пушки разных калибров, 4 танкетки, 124 пулемета, 14 самолетов, 1181 автомашину, 211 мотоциклов, 4 радиостанции и много другого имущества, снарядов, мин, патронов. 9

О мужестве, героизме и высоком мастерстве личного состава дивизии красноречиво говорит и тот факт, что за период оборонительных и наступательных боев под Москвой 184 командира и бойца были награждены орденами и медалями.

За успешные боевые действия при обороне Москвы, проявленную отвагу, стойкость, мужество, дисциплину и организованность и за героизм личного состава 18-я стрелковая дивизия приказом народного комиссара обороны СССР № 1 от 5 января 1942 года была преобразована в 11-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Таким образом, 18-я дивизия народного ополчения первой из 60 дивизий народного ополчения страны получила звание гвардейской. Гвардейское знамя ей было вручено 23 февраля 1942 года членом Военного совета 16-й армии дивизионным комиссаром А. А. Лобачевым.

Полки дивизии получили гвардейские номера: 282-й полк стал 27-м гвардейским стрелковым полком, 365-й - 33-м гвардейским, 518-й - 40-м гвардейским, 978-й артиллерийский полк - 30-м гвардейским. Все специальные части дивизии также стали гвардейскими.

За проявленное мужество и стойкость при обороне Москвы 11-я гвардейская стрелковая дивизия и 40-й гвардейский стрелковый полк были награждены орденом Красного Знамени и стали именоваться Краснознаменными.

Боевой путь 11-й гвардейской Городской трижды орденоносной стрелковой дивизии

В июле 1943 года свой подвиг совершил пулеметчик 9-й роты 40-го гвардейского стрелкового полка 11-й гвардейской стрелковой дивизии парторг роты рядовой С. А. Кукунин. Он отличился в боях на подступах к хорошо укрепленному узлу обороны гитлеровцев Хотынцу, на пути между Орлом и Брянском. Заняв удобную позицию, он метким огнем своего пулемета отбил две контратаки противника, уложив наповал до сотни гитлеровцев. Но когда рота приблизилась к окраине деревни, вдруг ожил молчавший до этого дзот противника. Гвардейцы залегли совершенно на открытом месте, не смея поднять головы. Кукунин решил уничтожить огневую точку врага. Захватив гранату, он быстро пополз к дзоту. Будучи раненым, бросил ее в амбразуру, но неудачно: враг продолжал поливать его свинцовым дождем. Тогда, собравшись с последними силами, он подполз к дзоту и закрыл амбразуру своим телом. Пулемет врага замолчал, рота снова ринулась в атаку и ворвалась в деревню. Пожертвовав своей жизнью, славный воин-коммунист Сергей Кукунин обеспечил победу товарищам. За этот подвиг ему было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

В октябре 1943 года дивизия была переброшена в район юго-восточнее Великих Лук и, совершив трудный 120-километровый марш, сосредоточилась в районе юго-восточнее Невеля. Основной ее задачей был разгром Городокской группировки противника. Операцию пришлось отложить из-за невероятно тяжелых условий. Стал быстро таять выпавший накануне снег, пошли дожди. Дороги стали непроходимыми даже для гусеничного транспорта. Особенно тяжело было с подвозом боеприпасов, повсюду были созданы специальные отряды по их доставке. При этом использовались только лошади и люди, которые передавали по цепочке снаряды из рук в руки на расстоянии от 15 до 20 км. Это была титаническая работа.

Перейдя в наступление, во взаимодействии с другими соединениями армии дивизия прорвала оборону частей 129-й танковой и 6-й полевой дивизий и в ночь на 24 декабря 1943 года штурмом овладела городом Городок. В 21.00 в этот же день в эфире торжественно прозвучали знакомые позывные Москвы, и диктор объявил приказ Верховного Главнокомандующего об освобождении Городка и присвоении 11-й гвардейской стрелковой дивизии почетного наименования «Городкская».